Навигация

 Главная

 Аналитика

 Новости

 Интервью

 Закрытая рубрика

 Видео

 Аудио

Дополнительно

 Правила

Блоги

 Маэстро

 Лаура

 Сауасса

 Алана

 Ассаис

 Мадина Гаглоева

 Мария Плион

 Bonum factum

 Valion75

Популярные публикации
  • Утренний кофе. Александр Тедеев
  • Утренний кофе. Поет гитара
  • Утренний кофе. Сентябрь
  • Тимур (Митро) Тедеев
  • Утренний кофе. Рапсодия огня
  • Утренний кофе. Dzioff. "Живые". Своё Радио (09.06.2016)
  • Бонварон. Возвещающие день
  • Утренний кофе. Nothing else matters...
  • Утренний кофе. Бонварону - 45 (день первый)
  • Все о РОКе по обе стороны Рокского тоннеля (часть 14). Тимур и Александр Тедеевы- группа "Кройдон".
  • Аккаунт
    Логин
    Пароль
     

    Реклама
     
       Неопубликованная повесть Резо Чочиева
      Раздел: Архив

    ИСТОРИЯ ОДНОГО РАССКАЗА
      Вечерело.  Проводив  Хадо  Плиева в Коктебель,  я  с  Резо  Чочиевым
    возвращался  с  железнодорожного вокзала. Улица Кирова  в  такую  пору
    говорлива  и  многолюдна. Шум и гомон людей не мешали,  однако,  нашей
    беседе о житье-бытье. И все же мне казалось, что собеседника моего что-
    то  очень  уж  волнует и ему как бы не терпелось излить душу.  Неловко
    было  "подстегивать” старшего, и я ждал, когда он  сам  раскроет  свою
    тайну.
      Забот  у Резо хватало. Жил незавидно, был, по существу, на положении
    беженца.  С Елиозом Бекоевым он по собственному желанию, а точнее,  по
    принуждению, перебрался из Цхинвала в Орджоникидзе. Родной язык на юге
    был  в  загоне,  как,  впрочем,  и все осетинское;  власть  Имнадзе  -
    несокрушима,  и  жилось там вольготно тем писателям, которые  и  книги
    свои называли не иначе, как, скажем, "Под небом Грузии”. Издавали Резо
    и  у нас мало, и плохо, должности никакой, заработка супруги едва-едва
    хватало на жизнь. Но не о своих неурядицах заговорил в этот вечер  мой
    спутник.
      Прошу тебя, прочти мой новый рассказ. Хочу знать твое мнение.
      Было  это  ближе  к  осени 1954 года. Я работал  главным  редактором
    журнала  "Мах  дуг”. Добротный материал для публикаций всегда  на  вес
    золота, и я в тот же вечер ознакомился с рассказом. Объемистый, в  два
    авторских  листа, рассказ, а скорее - небольшая повесть, потряс  меня,
    как говорится, и формой и содержанием. Ничего подобного не выходило до
    сих  пор из-под пера Резо, да и во всей осетинской литературе тех  лет
    что-либо, хотя бы отдаленно напоминающее стилистику и проблематику его
    сочинения,  я  припомнить не мог. Вещь называлась язвительно,  едко  и
    весьма  красноречиво  - "Хуыбырхин”. И речь в ней  шла  о  временах  и
    событиях,   от   которых  стыла  кровь  в  жилах  -  слежка,   доносы,
    преследование  инакомыслящих, аура страха, беззакония и произвола  над
    личностью,  всеобщий блуд очумелых ортодоксов. Тьма-тьмущая  и  редкие
    всплески непослушания и непокорности.
      Рассказ был автобиографичен, в нем легко узнавались конкретные лица,
    прототипы - Елиоз Бекоев, Дмитрий (Касболат) Кусов и его супруга Мария
    Андреевна,  и  главный  персонаж, давший название  произведению,  Умар
    Хоранов,  он же Хуыбырхин, в свое время занимавшийся журналистикой,  а
    потом  ушедший в экскурсоводы и всегда имевший тесные связи с органами
    безопасности.   Дело  не  в  частностях,  не  в  портретном   сходстве
    персонажей с их прототипами, суть в самой сути вещи (прошу прощения за
    j`k`lasp).   Суть   же  ее  была  страшная.  Люди  жили   в   каком-то
    иррациональном   мире.  Все  опрокинуто,  вывернуто  наизнанку,   ложь
    выдается за правду, дышать нечем, думать, мыслить предписано кем-то, и
    следовать указке (то бишь, удавке) необходимо неукоснительно.
      Форма  произведения идентична его содержанию. Психологизм  отменный,
    ранее не встречавшийся ни у самого Резо, ни у других писателей. Чем-то
    мистическим повеяло на меня от прочитанного. Вспомнился Эрнст Гофман -
    реакционный немецкий романтик восемнадцатого-девятнадцатого веков. Так
    нас   учили.  От  гофманской  мистики  и  реакционности  рассказ  Резо
    нисколько  не  пострадал,  да,  собственно,  он  и  не  подозревал   о
    существовании автора "Крошки Цахеса”, "Повелителя блох” и пр.
      "Хуыбырхин” воспринимался как цельное, совершенное в большом и малом
    произведение   о   попранной  человеческой  судьбе.  Рассказ   написан
    талантливо,  с болью и горечью, и я долго не мог понять,  что  же  это
    было.  Смелость  или отчаяние писателя. Во всяком случае,  в  безумной
    отваге  ему  трудно  было отказать. Он шел наперекор  судьбе,  презрев
    адовы круги, которые она сулила бунтарю.
      Ошеломляющее  впечатление взрыва не покидало меня, по молодости,  по
    неопытности  воспринимавшего весь комплекс уложений  социалистического
    реализма как истину, которую подвергать сомнению и не велено было и не
    принято ни при каких обстоятельствах.
      При  всех  прочих  достоинствах  и  особенностях  вещи  стержнем  ее
    оставался  Хуыбырхин. Слово-имя очень объемно и метко.  Так  и  видишь
    прототипа  -  узколоб, тщедушен, белобрыс, мелкие рыбьи  глаза,  узкое
    конопатое  лицо без выражения, прилипчив, обязателен, одет с иголочки.
    Владеющий  осетинским  языком  без  усилий  поймет,  как  обволакивает
    читателя с ног до головы это словцо - Хуыбырхин. Тот, кто этим  именем
    наречен - натура злая, жестокая. Стукач, доносчик, провокатор.
      Резо  явился  в редакцию на второй день. Молчал, ждал,  хотя  видел,
    чувствовал, что рассказ мной прочитан и от разговора начистоту нам  не
    уйти, каким бы он не оказался.
      -  Отличный рассказ, - сказал я, - но печатать его нельзя. И  никому
    его больше не показывай, - добавил я. - Или кто-то уже знаком с ним?
      -  Нет,  нет, - заверил меня Резо. - Спасибо тебе, - взял и  спрятал
    рукопись.
      Мы  понимали  друг  друга,  и о рассказе больше  ни  слова  не  было
    сказано.  Молчали,  как заговорщики, прикоснувшиеся  к  жуткой  тайне.
    Времена  были такие, что люди и тени своей остерегались.  Но  беда  не
    обошла  Резо.  Она  пришла позднее и причиной послужил  случай.  Самая
    обыкновенная случайность еще раз потрясла судьбу писателя.
      В  том  1954  году отмечалось столетие со дня рождения кабардинского
    сказителя и поэта Бекмурза Пачева. Решено было направить в Нальчик  на
    юбилейные  торжества  Созрыко  Бритаева,  Тембола  Балаева   и   меня.
    Onlmhrq,  в пятницу все приготовления были закончены. Я сочинил  текст
    приветственного адреса, который должен был огласить кто-то из старших,
    и в понедельник мы собирались отправиться в путь. Но не тут то было. В
    понедельник мне сказали в Союзе писателей:
      -  Ты  остаешься. В Нальчик поедут Созрыко и Тембол.  Тебе  же  надо
    явиться в обком партии к Кабалоеву.
      Предстал  я  пред  очи секретаря обкома партии по пропаганде  Билара
    Емазаевича  Кабалоева. Тот велел мне идти к первому  секретарю  обкома
    тов.  Агкацеву. Ничего не пойму. Почему все переменилось? Что означают
    эти   загадочные  намеки  -  едешь-не  едешь.  И  в   обкоме   та   же
    таинственность - иди к тому-то, пойди к другому...
      В   громадном  кабинете  Владимира  Михайловича  Агкацева   невольно
    почувствуешь  себя  неуютно.  И габариты слишком  уж  внушительные,  и
    атмосфера   строгости,   какой-то   замкнутости   не   располагает   к
    воодушевлению.   Тем  более,  когда  перед  тобой   человек   могучего
    телосложения, властный, неумолимый, а ты представляешь другую  весовую
    категорию (у борцов вольного стиля таких, кажется, называют мухачами).
      -  Вы  читали этот рассказ? - строго спросил В.М. Агкацев, держа  на
    своей широкой ладони рукопись.
      Сомнений  не  возникало - это был рассказ Резо Чочиева  "Хуыбырхин”.
    Лукавить, хитрить я не умел, да и едва ли стоило отнекиваться.
      -  Да,  читал, - пытался я говорить как можно тверже, хотя в  голосе
    наверняка слышались нотки смущения.
      -  И  что же? - все так же строго вопрошал В.М. Агкацев, не сводя  с
    меня глаз. Его тяжеловатый взгляд ничего хорошего не предвещал.
      -  Резо  Чочиев  дал  свой рассказ мне лично, -  последние  слова  я
    произнес  подчеркнуто,  - он хотел посоветоваться.  На  публикации  не
    настаивал. Об этом и речи не было.
      -  И  речи не было... Что это за разговоры? Вы должны были доложить,
    если попалась вам такая рукопись. Вы еще молодой редактор. Мы доверили
    вам  ответственный  участок идеологической работы  и  вы  обязаны  это
    понимать. Обязаны... - настаивал хозяин большого кабинета.
      И  голос  В.М.  Агкацева добра не предвещал. Видно, и  мне,  и  Резо
    достанется  на  бюро  обкома партии. Мне за  ротозейство,  Резо  -  за
    злопыхательство.  Такие ярлыки в этом доме держат  наготове,  и  я  их
    мысленно уже примерял к нашим грешным душам.
      Неприятное  это  ощущение,  когда  повисаешь  в  воздухе.  Не  успел
    выговориться В.М. Агкацев, не успел опомниться и я, как в  кабинет,  в
    сопровождении   заведующего  парторготделом  Михаила  Гуриева,   вошел
    именинник,   Резо  Чочиев.  Был  он  подавлен,  обескуражен,   бледное
    одутловатое  лицо покрылось испариной. Дышит тяжело и хромает  сильней
    обычного. Усадили его напротив меня и разговор продолжился.
      - Ваше сочинение? - уставился В.М. Агкацев на бедного Резо.
      Видно, Резо по пути с улицы Коста Хетагурова, где он жил, до площади
    Свободы - пять минут ходьбы - успел осведомиться у обкомовского  гонца
    о причине неожиданного вызова в обком партии.
      -  Мое, мое это сочинение, я его Сергею дал почитать, - зачастил  он
    сбивчиво, пытаясь сходу попасть в нужную колею.
      - Какой он вам Сергей? У него есть имя и отчество, есть должность, -
    прервал его В.М. Агкацев.
      Несчастный  Резо!  Откуда  ему  было знать  мое  отчество?  В  нашей
    писательской  среде редко обращались друг к другу по имени-отчеству.
      -  Вот что, идите и пишите объяснения, - отрубил В.М.Агкацев,  и  мы
    молча  последовали  за М.Гуриевым из кабинета, в котором  так  неловко
    чувствовали себя.
      Ввели  нас  в  зал  заседания бюро обкома партии,  усадили  за  стол
    президиума  в пустующем зале. Такую нам оказали честь. Я в  нескольких
    словах изложил то, что было на самом деле, а Резо, сидя рядом со мной,
    выводил  своим  крупным почерком слова о своей невиновности  и,  может
    быть, изумления от неожиданной напасти.
      М.Гуриев  просмотрел наши объяснения, и мы отправились  в  редакцию.
    Молчали, ни о чем не догадываясь, подавленные, угрюмые. Мы не отвечали
    на досужие расспросы встречных, каждый про себя пытался развязать этот
    тугой узел. Что же случилось? Как рукопись оказалась в обкоме? Что нас
    ждет?
      Мне,  молодому главному редактору журнала, отпустили грехи - выручил
    двадцатисемилетний возраст. Отделался устрашающим устным внушением,  в
    назидание  на  будущее, дабы не терял чувства ответственности,  всегда
    оставался  бдительным. Резо же через некоторое время в  очередной  раз
    исключили из рядов партии. Дело ушло в ЦК. Писатель почти не появлялся
    в  нашей  писательской  среде,  жил на  улице  Коста  Хетагурова,  как
    затворник.  Пройдет изредка хмурой тенью переулком и снова  -  в  свою
    скромную обитель.
      Время  шло.  Резо  ждал  и дождался-таки доброй  вести.  ЦК  отменил
    решение  бюро  обкома партии, сославшись на то, что в его  деле  кроме
    наших  объяснительных записок ничего существенного нет, да  и  рассказ
    ведь  не  был опубликован. Вот тогда-то, получив свой партбилет,  Резо
    засобирался  к себе на Юг, благо к тому времени обстановка  и  условия
    жизни там немного изменились к лучшему.
      Однако  история  "Хуыбырхина” имела продолжение. Мне стали  известны
    некоторые  факты, которые проясняли обстоятельства появления  рукописи
    Резо  в кабинете В.М. Агкацева да еще в подстрочном переводе, которого
    у самого автора тогда не было.
      Дело  в  том,  что  Резо дружил с прикованным  к  постели  писателем
    Давидом  Джиоевым. Живой, общительный, жизнерадостный Давид,  несмотря
    на  тяжелый  недуг, излучал добро, светлое ощущение мира.  С  ним  все
    nunrmn  делились новостями литературной жизни, и Резо с  легкой  душой
    дал  ему  почитать,  может быть, самое заветное  свое  произведение  -
    "Хуыбырхин”.  Все  бы ничего, да в это время в Цхинвале  гостил  Хазби
    Джиоев,  которого, судя по многочисленным псевдокритическим  опусам  в
    тогдашней прессе, в доброжелательности заподозрить никак нельзя  было.
    И  он нередко захаживал к своему однофамильцу. Вот там-то ему на глаза
    попалась рукопись рассказа Резо "Хуыбырхин”. Выпросил ее у Давида  под
    честное слово на одну ночь. Больной писатель уступил его настоятельной
    просьбе, забыв о строгом наказе автора.
      Энергии  Х.Джиоеву было не занимать. Буквально за сутки он  выполнил
    подстрочный  перевод рассказа в два авторских листа и  передал  его  в
    Северо-Осетинский  обком партии, сопроводив припиской  о  том,  что  с
    крамольным сочинением знаком главный редактор журнала "Мах дуг” Сергей
    Марзоев, но не принял никаких мер. С этого все и началось.
      Подробностей  этих  Резо  не  знал, правды  же  доискаться  пытался.
    Однажды  у  него  состоялся разговор на эту тему в  отделе  пропаганды
    обкома партии и, судя по словам самого писателя, ему сказали, что весь
    сыр-бор  затеял  Марзоев.  Резо не принял это  утверждение  за  чистую
    монету, но и утаивать от меня содержание своей беседы с начальством не
    стал.
      В  те  годы я часто наезжал в Цхинвал, нередко останавливался в доме
    Резо  на  улице  Сталина (ул. Московская). Как-то мы, вспоминая  былые
    невзгоды, заговорили о той злополучной истории с рассказом. Чтобы  все
    стало  на свои места, мы условились вот о чем. Я, сидя за его  рабочим
    столом,  пишу  ему  письмо, якобы отправленное мной  в  его  адрес  из
    Орджоникидзе. Письмо это - ответ на обкомовскую версию,  в  которой  я
    выглядел этаким злодеем, попирающим все нормы морали. Договорились и о
    том, что Резо явится с моим посланием к Б.Е. Кабалоеву, когда прибудет
    в  наш город. Осуществил он свое намерение или нет - не знаю, но такой
    "документ” должен быть в архиве писателя.
      Такая   вот  долгая  грустная  история.  С  легкой  руки  тогдашнего
    сотрудника  парткомиссии  обкома партии Юрия Анисимова,  весельчака  и
    острослова,  имя  Хуыбырхин получило довольно широкое распространение.
    Он  был  в  курсе дела. Он возил документы в ЦК. Слово это понравилось
    ему  своим  странным  звучанием, да и то,  что  было  с  ним  связано,
    выглядело   довольно   занимательно  для   такого   человека,   всегда
    настроенного  на  душевную беседу и озорную шутку.  При  встрече  Юрий
    говорил: "Привет тебе от Хуыбырхина!” Он часто употреблял это слово  и
    с  другим,  более  язвительным  подтекстом,  имея  ввиду  кое-кого  из
    вышестоящих  товарищей,  проигравших "битву”  за  Хуыбырхина.  Многие,
    слышавшие   это  слово,  не  подозревали  о  том,  как  и  при   каких
    обстоятельствах оно появилось в нашем обиходе.
      И  еще  об одном необходимо сказать. За последние десятилетия  много
    m`ohq`mn  о  политических  репрессиях в  разные  годы,  о  злодеяниях,
    совершенных  против ни в чем не повинных людей, о тех временах,  когда
    царили  дикий  произвол, самоуправство, когда  торжествовали  страх  и
    несправедливость, зло и коварство. Лагерная тема обрела  право  жизни.
    Но  "Хуыбырхин” Резо Чочиева была первой ласточкой. Именно  он  сказал
    первое  слово  в  нашей литературе о тех мерзостях. И  сказал  весомо,
    правдиво,  мужественно. Пусть это не подвиг, но было сделано  большое,
    нужное  дело. И об этом забывать нельзя, чтобы нас не поразил  синдром
    беспамятства.
      
    Сергей Марзойты
    Дарьял 2000. год. первый номер
    http://www.darial-online.ru/2000_1/marzoev.shtml


    Разместил: diAMOND | Версия для печати |Просмотров: 1238 | Комментариев: 7 |
    #1 Написал: diAMOND (15 августа 2016 11:23)

    Откуда: Vladikavkaz-Sinhwael

    Комментариев: 2831

    Публикаций: 989

    Статус: Пользователь offline

    Обнаружила в Википедии о нем инфу. Было неожиданно.
     
    Дада, ну это у вас семейное "В 1938 году выступил против перевода осетинского языка на грузинскую графику, за что его исключили из партии")
    Не просто исключили из партии - а он сидел почти год, пока Сталин не скончался. Этот факт в Википедии не зафиксирован. Не знаю кто и как закидывает туда инфу и как вносить поправки.
     
    Кстати, ты не помнишь точный год его ареста и освобождения? Помню что освобождение было связано со смертью Сталина. Но в Вики написано что он в 38 году выступил против грузинской графики, а посадили то его позже получается. В 52 году. что-то не стыкуется.


      Зарегистрирован: 26.11.2010 ICQ: {icq}
    #2 Написал: usima1 (15 августа 2016 14:36)

    Откуда:

    Комментариев: 2903

    Публикаций: 961

    Статус: Пользователь offline

    Со смертью Берия. В день, когда суд вынес ему окончательный приговор - умер Берия. Но машина была запущена и его отправили по этапу. Дальше история с генпрокурором СССР Руденко.

    --------------------
      Зарегистрирован: 14.11.2011 ICQ: {icq}
    #3 Написал: diAMOND (15 августа 2016 15:07)

    Откуда: Vladikavkaz-Sinhwael

    Комментариев: 2831

    Публикаций: 989

    Статус: Пользователь offline

    дело в том, что 5 марта 1953 года, умер Сталин, а 23 декабря 1953 года был расстрелян Берия. Папа пишет что он был в детском доме, когда умер Сталин и няня говорила ему - плачь, плачь, может теперь папу освободят. Значит, он уже был арестован.
    и если он сидел до смерти Берия и после этого еще история бабушки про Руденко, то получается что он сидел даже больше года. В Википедии написано, что он выступал против грузинской графики в 1938 году, а сидел он примерно с 1952 по начало 54 получается. значит его не сразу посадили. Он 10 лет получается боролся против грузинской графики и добился в итоге своего. в 54 году ввели кириллицу для осетинского языка. В Северной Осетии кириллица была с 1938 года. и представь себе какая участь была уготована осетинскому языку? я думаю это единственный случай в истории когда один и тот же язык писался на двух разных алфавитах.
      Зарегистрирован: 26.11.2010 ICQ: {icq}
    #4 Написал: Алан Чочиев (15 августа 2016 17:49)

    Откуда:

    Комментариев: 2063

    Публикаций: 2

    Статус: Пользователь offline

    Бонхорз кадавартæ!
     
    на разных алфавитах пишется один язык когда народ разделен между разными государствами, а осетины в одном государстве СССР писали на разных алфавитах и ЭТО УЖЕ БЫЛ СПОНСИРОВАННЫЙ КРЕМЛЕМ груз-ФАШИЗМ... Вообще Резо меня многому научил хотя ничему словесно НЕ обучал: я слышал его разговоры почти каждый день с писателями дома - они часами азартно играли в карты и спорили и споры я многие запомнил одни из-за НЕпонимания, другие - из-за понимания... и взрослея я СВЯЗЬ тех и этих начинал выявлять... почти те же писатели потом бывали и у отчима Сергея, но играли в шахматы, только спорили так же... мне и это много дало!!! Главное - я строил свои аргументы за разные стороны споров... то была СУПЕР-ШКОЛА ВЕРТЕТЬ ИДЕЯМИ на ФАКТАХ и часто с СУПЕР-НАГЛЯДНЫМИ для меня ЛОГИКАМИ!!!  
      Зарегистрирован: 2.06.2008 ICQ: {icq}
    #5 Написал: usima1 (16 августа 2016 05:50)

    Откуда:

    Комментариев: 2903

    Публикаций: 961

    Статус: Пользователь offline

    Цитата: diAMOND
    то получается что он сидел даже больше года.
    Я помню, что год и 8 месяцев сидел.

    --------------------
      Зарегистрирован: 14.11.2011 ICQ: {icq}
    #6 Написал: Алан Чочиев (18 августа 2016 12:34)

    Откуда:

    Комментариев: 2063

    Публикаций: 2

    Статус: Пользователь offline

    Бонхорз УАЦжаутæ!
     
    О семейном между Резо - и сынами Димой и мной, и с дочерью Катей, могу сказать определенно: со мной ЛИЧНО никогда Резо не говорил о политике кроме как раз 3-4 были фрагменты уже моего преподавания в институте где-то наверно 1981-82... И всегда одно - ему спокойно от того, что я далеко от политики...!!! Если бы он прожил еще лет-10, то умер бы уже от беспокойства... Да и сам я в диком сне не представлял себя в политике после всего, что я знал о политике и как сын АНТИсталиниста, но НЕ антиКОММУНИСТА, и как убежденный АНТИкоммунист... К тому же в 1985-89 годах я уже абсолютно точно знал, что так называемый "советский народ" в ПРИНЦИПЕ НЕ СПОСОБЕН ПРИНЯТЬ демократию в ближайшие лет-50... 
      Зарегистрирован: 2.06.2008 ICQ: {icq}
    #7 Написал: Алан Чочиев (22 августа 2016 16:07)

    Откуда:

    Комментариев: 2063

    Публикаций: 2

    Статус: Пользователь offline

    Бонхорз кадавартæ!
     
    я, кстати, только сейчас заметил, что значение слова "хуэбэрхин" Марзоев не разъяснил, да и отец мне его не объяснял, а когда я у него мое понимание слова уточнял, он сказал, что смысл точный, но он сам о составе слова не задумывался - но значение широкое и я В ОБЩЕМ прав.
     
    я исходил из того, что это трех-сложное слово Хуэ-Бэр-Хин, где "хуэ" все знают, и "хин" все знают, но "бэр" знают не все, а это такая летучая вошь, которая живет в шерсти жертвы и размножается отвратными личинками-червями едящими кожу-плоть образуя язвы гноя с примесью крови... И полное значение "хуэ-бэр-хин" - "личинка свиной летучей вши гнойно-кроваво объедающая с кознями", а смысл рассказа в том, что вша - ЛЕТУЧАЯ с кознями гнойно-кровавыми ползучими...  И это о "родной партии доносчиков и ее стране"... я читал студентом - тогда еще сам был далеко не так понятлив и саму историю с Марзоевым не знал, а то бы сохранил повесть... Она наверняка где-то в его архиве - если он где-то сохранился...  
      Зарегистрирован: 2.06.2008 ICQ: {icq}
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наши рубрики

     МОНАССОН РЕСПУБЛИКА

     ЗАРМОН

     Зармон - usima1

      Парк "Z"

    _

     Нартиада GOLD

     Криминальное чтиво

     Рубрика Леонида Кочиева

     Къулбадæг газет

     Юмор

     Фотогалерея

     Архив

    Последние комментарии
    • Alice 19.09.2017
      Утренний кофе. Ка-50, рок-груп ... (2)
      Alice-фото
      Вот и послушаем их живьем в Цхинвале) Здорово, что скоро будет положено начало творческим встречам рок-музыкантов в Южной Осетии. По видео видно, что парни - отличные музыканты. Усима, мы будем там, на фесте, в Цхинвале!!!

    • usima1 18.09.2017
      Утренний кофе. Ка-50, рок-груп ... (2)
      usima1-фото
      Всем привет). Еще участница фестиваля - рок-группа из Абхазии Ка-50. К сожалению материала в ютубе немного. Но нашла их каверы на классику рока. Думаю, 23-го они нас тоже порадуют)).


      Только что на ютубе появилось 2 новых видео группы. С удовольствием ставлю их. Спасибо Рустаму Ильясовичу из вк за ссылку.


      Так мило, что я послушаю их в впервые в Осетии. Хотя специально ездила в Сухум на мотофест, где Ка-50 также были заявлены участниками. Но не смогла их послушать))). Про наши \"байкключения\" в Абхазии я писала ранее))).
       

    • Alice 18.09.2017
      Тимур (Митро) Тедеев (18)
      Alice-фото
      Нашего дорогого, любимого Тимура (Митро) с радостным для всех нас Днем! Желаю ему новых творческих побед, достойных условий работы и адекватных вознаграждений. Тимур, успехов!!!
    • usima1 17.09.2017
      Тимур (Митро) Тедеев (18)
      usima1-фото
      Всем привет). Утро у нас сегодня припозднившееся, была в отъезде.
       
      Сегодня у одного из самых любимых мною вокалистов день рождения.  Здоровья и вдохновения тебе, дорогой Тимур!
    • usima1 16.09.2017
      Утренний кофе.. Бонварону - 45 ... (2)
      usima1-фото
      Всем привет). Еще одно юбилейное бонваронное утро. 
      Событие до вчерашнего дня только радовало. Теперь сообщили, что фестиваль будет не на стадионе. Меня это разочаровало. Интересно, сколько еще брешей будет в организационно-технической части?(((...
       
       
    • usima1 15.09.2017
      Утренний кофе. Александр Тедее ... (26)
      usima1-фото
      Всем привет). Еще один суперталантливый участник фестиваля IRON ROCK Александр Тедеев. Слушала его в разных проектах, он - класс! Теперь у меня есть уверенность, что если Александр участник чегобытонибыло) - это будет на уровне.
    • Goyim 14.09.2017
      1-й международный IRON ROCK фе ... (3)
      Goyim-фото
      Но наградою нам за безмолвие
      Обязательно будет звук.
       
      В.Высоцкий
    • usima1 13.09.2017
      Утренний кофе. Георгий Гучмазо ... (1)
      usima1-фото
      Всем привет). 10 дней до фестиваля. И у нас сегодня неисчерпаемый, проникновенный, тонкий лирик, бонвароновец Гога Гучмазов.
    • Alice 11.09.2017
      Утренний кофе. Dzioff. "Живые ... (13)
      Alice-фото
      Волнительное предвкушение... Кроссовер, уже заложение начала того стоитlaughing Но верю, что это начало будет основательным и запомнится многим как феерия рока.  
    • crOSSover 11.09.2017
      Утренний кофе. Dzioff. "Живые ... (13)
      crOSSover-фото
      Усима, привет. Период объявлений и заявлений всегда выглядит лучше... Начинать мы умеем... Посмотрим, что будет на сей раз с осетинскими закономерностями... ) Может пронесет... Ну, начало хотәбы будет заложено...  
    Поиск по сайту
    Архив
    Сентябрь 2017 (17)
    Август 2017 (30)
    Июль 2017 (33)
    Июнь 2017 (44)
    Май 2017 (50)
    Апрель 2017 (31)
    Статистика

    Человек на сайте:

    © 2011-2017 aranzeld.com